Ruditoretozocfamen
По-женски ты красив, но чужд измене, Царь и царица сердца моего. (с) 20-я сонета Шекспира
Название: У Дерева Сожалений
Автор: Рулка
Фэндом: Однажды в сказке
Основные персонажи: Питер Пэн (Малкольм), Феликс.
Пэйринг или персонажи: Дерево Сожалений\Питер, Феликс\Питер
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), PWP, Эксперимент
Предупреждения: BDSM, OOC, Кинк
Размер: Мини, 6 страниц
Статус: закончен
Описание: Малкольму, привыкшему к развязному и разгульному образу жизни, став Питером Пеном, стало не хватать одного самого главного – секса. Заботы об острове, муштрование Потерянных Мальчишек, поддержание злодейской репутации, всё это хорошо, но отнимает много личного времени. И однажды, вконец изголодавшись по телесным ласкам, Питеру выпадает неожиданный шанс...
Посвящение: Georgiana (с фикбука), надеюсь понравится))) Заказ был конечно на Феликс\Питер... но надеюсь что внезапно влезшее в сюжет дерево это не так уж и страшно??
Примечания автора:Может кто читал мой фанфик по Хранителям Снов где кони-кошмары имеют Питча? Так вот, этот фанфик примерно того же градуса по шкале «прощай мозг». Я пыталась извращаться в разумных рамках… но не выдержала и меня предсказуемо унесло и края тропической-конопли и муз-трансвеститов.
П.С. Писалось под «Буду я королевой» из кн\ф 31 Июня и «Всегда быть вместе не могут люди» оттуда же.




Потерянные Мальчишки безумно скакали вокруг высокого костра, издавая воинственные кличи. Сегодня в Неверленде был особенный день. Внешне, этот день ничем не отличался от остальных других. Всё то же небо, те же джунгли вокруг, но в этот день по острову расплывалось ощущение праздника. Безумное, торжественное и непреодолимое, оно прокрадывалось в сердца и заставляло души трепетать в ожидании чего-то неведомого.

День, когда время в Неверленде делало маленький, еле заметный виток. И пусть на острове никто не старел и не взрослел, но тем не менее все, пусть и очень слабо, ощущали этот миг перемен, миг наступления нового этапа течения своенравного времени.

Питер сидел в стороне, прислонившись спиной к дереву и наблюдая за, беснующимися на поляне, мальчишками. Король Неверленда был, пожалуй, единственным, кто не поддался сегодня атмосфере праздника и всеобщего ликования. Наблюдая за своими подданными, Пен размышлял о том, что не давало ему покоя уже очень долгое время.

Да, быть Королём волшебного острова было просто замечательно, обладать магией и быть вечно молодым – просто верх мечтаний, но…

Пусть Питер и приобрёл облик восемнадцатилетнего подростка, потребностей взрослого организма это не убавило, а даже наоборот. Его тело, как и мысли, не было детским, а подростковые гормоны подкреплённые взрослыми воспоминаниями - не давали Малкольму-Питеру покоя.

А вот и суть проблемы. Загруженный обязанностями по управлению островом, муштрованием своей маленькой, но уже довольно опасной, армии и поддержанием репутации злобного ублюдка, подлеца и самого опасного мага всех магических миров – Питеру просто не оставалось времени на то чтобы позаботится о своих сексуальных потребностях. Самоудовлетворение по утрам и вечерам не считается. Питеру хотелось другого. Хотелось с кем-то.
Но даже если бы он сумел выкроить себе немного свободного времени, то с кем бы он «разделил постель»? Выискивать удовлетворяющую его вкус кандидатуру в других мирах - требует слишком много времени, а с кем то с Неверленда…? Этот вариант тоже отпадает. И не потому что тут были только одни мальчишки. Нет. Когда Малкольм ещё жил в Зачарованном лесу он весьма весело проводил свои юные годы. Он спал и с девушками и с парнями, был и активом и пассивом и отличался полным отсутствием моральных границ. Но на Неверленде все слишком ему преданны и слишком боятся. Конечно, его мальчишки исполнят его приказ, но это будет не то! Они будут постоянно ждать нового приказа, инструкций к каждому действию… никакой импровизации и самостоятельности!

А Пену хотелось, чтобы с ним переспали не по приказу, а по желанию. Чтобы его действительно хотели и чтобы взяли на себя полный контроль на ситуацией, не повинуясь его воле даже если Питер прикажет прекратить и остановиться.

Погружённый в свои мысли, юноша тихо встал и покинул поляну, оставляя не заметивших его исчезновения мальчишек…


***



Гибкие лианы плавно обвивали высокое дерево. Это дерево хранило слишком много и видело слишком много. Бывали времена, когда сильный и гордый Король этого места, приходил к старому дереву. Только ему он открывал терзающие его мысли и чувства. Дерево видело, как Король сделал свой самый тяжёлый в жизни выбор, видело тот миг, когда Питер стал Королём, видела за прощедшие столетия немало его слёз, боли, сомнений, но никогда и никому не рассказало бы об этом. Может быть потому, Питер возвращался сюда раз за разом? Каждый раз, когда ему было тяжело и хотелось открыться хоть кому-то?

И каждый раз, впитывая сомнения, сожаления и боль юноши, дерево становилось чуть более разумней, в нём начинала пробуждаться его собственная магия. За два столетия, дерево научилось немного двигать своими лианами, за третье наловчилось так, что могло спокойно поймать и задушить застигнутое врасплох животное, которому не посчастливилось бродить поблизости. Сейчас начиналось уже пятое столетие, но дерево не торопилось являть свои обретённые способности тому, кто стал причиной их появления.

Из чащи вышла высокая, стройная фигура Короля и дерево удивлённо встряхнуло своей листвой, слегка пошевелив льнувшими к стволу лианами. От Хозяина исходили совершенно другие эмоции. Одной из них привычно было сожаление, но другие… жаркие, сладкие эмоции…

Дерево тихо зашелестело тёмными листьями, таких эмоций ему пробовать ещё не доводилось, но они ощущались как самый желанный деликатес. И поэтому, стоило парню в привычном жесте, словно ища утешения, прижаться лбом в твёрдой коре, оно не раздумывая обвило его, дёрнувшееся от неожиданности тело, своими лианами.


***



Питер не торопясь шёл через густую чащу. Торчащие из-под земли корни уползали с его пути, густые кусты уважительно расступались перед Хозяином.

Выйдя из чащи, он наконец-то увидел конечный пункт своего пути. Дерево, возле которого он променял своего сына на магию и молодость. Место где он мог не опасаясь выплеснуть наружу всё эмоциональное напряжение. Где он мог сбросить маску неуязвимого, непобедимого и могущественного ублюдка, а просто быть собой.

Стремительным шагом подойдя к дереву, Питер закрыл глаза и прижался лбом к жёсткой поверхности. Обхватил руками его мощный ствол и впился ногтями в кору.

На глаза против воли навернулись слёзы. Мир был слишком несправедлив к Королю Неверленда. Как и любому живому существу, Пену очень хотелось быть любимым, хотелось чувствовать тепло и заботу, но всё время выходило так, что заботится о ком-то приходилось ему.

Погрузившись в мысли о несправедливости мироздания и жалости к самому себе, юноша не заметил движения вокруг себя и испуганно вскрикнул, когда упругие склизкие лианы сковали его запястья и сдавили талию.

Лианы резко развернули его спиной к дереву и крепко привязали к стволу.

- Эй! – Питер попытался освободиться, но чем сильнее он дёргался, тем крепче лианы сдавливали его тело. Одна из них обвилась вокруг его горла и юноше пришлось прекратить свои попытки освободиться и настороженно замереть. Заметив, что парень замер, дерево слегка ослабило свой захват, но шею не отпустило.

- Да что ты творишь! Глупое дерево! – Пен, попытался использовать магию, но лианы каким-то странным образом заблокировали её. Вот тут-то ему стало по-настоящему страшно. Неспособный использовать магию, не способный защитится и освободиться, Питер стал настолько уязвимым, как никогда ещё не был. – Немедленно меня от…

Договорить ему не дала одна из многочисленных лиан, внезапно протолкнувшихся к нему в рот. Безрезультатно попытавшись вытолкнуть её языком, парень ощутил какой-то странный сладковатый привкус. Другие отростки лиан в это время заскользили вдоль рубашки, медленно пробираясь к штанам. Ещё раз дёрнув руками и ощутив боль в пережатых запястьях, Король Неверленда с шоком наблюдал как скользкие лианы заползли за ткань штанов и резко дёрнув стащили их вниз. Впрочем, полностью избавиться от штанов не позволили сапоги, так что данный элемент одежды повис на ногах бесформенной массой. Лианы, больше напоминающие щупальца неведомого животного, немного помедлили и словно на пробу потёрлись о член юноши.

Питер издал глухой стон и упёрся затылком в кору. Власть дерева над ним пугала, но и к своему удивлению, парень понял что положение, в которое он попал, возбуждает его даже больше - чем пугает.

Ободрённое стоном дерево радостно зашуршало своей густой листвой и уже более уверенно обхватило своими зелёными «щупальцами» наливающийся кровью член, грубо но в то же время осторожно его поглаживая.

Питер застонал и подался вперёд, неосознанно расслабляясь и шире раздвигая свои стройные ноги.

Дерево, не заставило себя ждать и несколько раз потёршись лианами между ног парня, скользнуло одной из них в узкий проход.

Пен широко распахнул глаза и от нахлынувших ощущений едва не сполз вниз. Если бы его запястья, грубо вздёрнутые вверх, не держались бы крепкими лианами, он бы точно упал на колени. От него исходил такой шквал эмоций, что дерево едва не тонуло в них. Сладкие, жаркие, горячие чувства впитывались в его ствол, а оно всё никак не могло насытится. Эти новые, ранее невиданные деревом чувства были такими одуряюще вкусными, что остановиться просто не представлялось возможным, да и не хотело оно останавливаться…

Мелко подрагивая и с наслаждением постанывая от каждого резкого и сильного движения, Питер стал гладить языком скользкую поверхность заткнувшей ему рот лианы, с мокрыми и неприличными звуками посасывая её конец и слизывая с него одуряющие сладкие капли того, что Пен охарактеризовал как местный, немного ослабленный вариант, афродозиака.

Практически утонув в наслаждении, Король не заметил, как из чащи на поляну перед деревом вышел один из его подданных.


***



Феликс не мог оторваться от открывшегося ему зрелища. Пен сейчас олицетворял собой сам Порок, Грех… Бесстыжие глухие стоны, вырывались из его горла, узкие бёдра ритмично двигались, пытаясь поглубже насадиться на насилующие его лианы. Всё его тело мелко дрожало и судорожно извивалось, насколько позволяли крепкие путы. Длинные ресницы легонько подрагивали, а взгляд полуприкрытых глаз был затуманен от получаемого наслаждения.

Заметив пропажу своего Короля, Феликс после недолгих раздумий, решил всё же отправится за ним, всё равно разошедшиеся мальчишки уже ничего не замечали вокруг и даже не обратили внимание на их уход. Неслышно крадясь по джунглям, парень с интересном оглядывался по сторонам, недоумевая, что же Пену понадобилось в глухой чаще. Но вот чаща резко оборвалась и взору главного помощника короля открылась небольшая поляна со стоящим посреди неё деревом.

Дальнейшее же развитие событий заставило парня застыть на месте не смея шелохнуться и как-то выдать своё присутствие.
Наблюдая, как покрасневшие чуть припухшие губы Пена обхватывают ствол одной из лиан, Фелкс невольно облизнул свои, вмиг пересохшие губы. Его член предательски напрягся и штаны стали до неприличия тесными.

Хотелось оказаться там, радом с его Королём, взять его так же грубо и жадно, как это странное дерево…

«Он меня не простит» - мысленно простонал парень пытаясь взять себя в руки и уйти, но ноги, против воли вынесли его на поляну.

Словно загипнотизированный, он приблизился к привязанному к дереву пареньку и словно под наваждением коснулся его щеки.

Питер вздрогнул и открыл глаза, увидев перед собой своего главного соратника и товарища. Глаза парня лихорадочно блестели и он нервно облизывал губы, впившись взглядом в глаза своего командира.

Неожиданно, хватка дерева ослабла и Пен рухнул на не ожидавшего этого юношу. Краем затуманенного сознания, Питер услышал громкий шелест листвы, в котором ему послышался довольный смех дерева.

Обхватив руками шею своего помощника, Король острова повис на нём, как утопающий хватается за соломинку.
Ноги отказывались держать Питера и он покрепче прижался к шокированному товарищу.

- Питер… - хриплый голос Феликса на ухом заставил Пена расплыться в улыбке. Шевельнув пальцами и убедившись что магия снова при нём, Питер магией повалил их на землю.

- Прощу. Просто заткнись и сделай то, что ты хочешь. – В его голосе было столько мольбы, желания и надежды, что Феликс просто не смог возразить.

Всё ещё немного опасаясь разозлить своего командира слишком вольными действиями, он запустил пальцы в русую шевелюру Пена и болезненно сжав, притянул к себе его голову, впившись в раскрасневшиеся чуть сладковатые губы.

Никакой кары за его действия не последовало. Даже наоборот. Питер доверчиво расслабился прижимаясь к неожиданному любовнику и полностью отдавая ему власть над происходящим, позволяя грубо сминать свои губы и болезненно сжимать пальцами волосы.

Осмелев, Феликс перевернулся, поменяв их местами, прижав Пена к земле и почти вплотную нависая над ним. Наскоро расшнуровав сапоги и стащив их вместе со штанами, он поднялся выше и стянул с Питера рубашку. Взглянув на обнажённое и вызывающе изогнувшееся под ним тело, юноша едва не подавился слюной.

Совершенно себя не контролируя, он наклонился с призывно глядящему на него пареньку и оставил на бледной, тонкой шее яркий и немного болезненный засос. Увлёкшись, выцеловыванием беззащитной тонкокожей шеи, он не сразу заметил, как использовавший магию Пен избавил его от одежды.

Крепко обвив ногами бёдра любовника, Питер с призывной улыбкой потёрся своим изнывающим от желания членом об орган юноши.

Тот в ответ только низко зарычал и обхватив руками талию Пена сильно сжал ладонями его ягодицы, вынуждая сильнее раздвинуть ноги. Когда парень повиновался, Феликс с глухим рычанием втолкнул туда свой член, мимолётом порадовавшись тому, что орудовавшая там ранее лиана оставила достаточное количество скользкой смазки.

Питер посмотрел другу в глаза и нахально усмехнувшись резко дёрнул бёдрами, легонько сжимая мышцы внутри и получая в награду полный удовольствия и желания стон.

Неотрывно смотря в нахальные глаза своего Короля, его главный помощник усмехнулся и, впившись ногтями в бёдра любовника, продолжил начатое Питером.

Резкие, сильные и быстрые движения словно выбили из Пена весь воздух и он, подобно выброшенной на берег рыбе судорожно глотал ртом воздух, до крови расцарапывая любовнику плечи и спину.


***



Расслабленно лёжа на прохладной траве, Питер задумчиво перебирал пальцами светло-русые пряди, обнимающего его Феликса. Вспомнив про плечи и спину юноши, которые были покрыты глубокими кровавыми царапинами, Пен с весельем подумал, что сегодня у его главного помощника прибавилось шрамов, вот только совершенно не боевых… хотя…это уже с какой стороны посмотреть.

А над Неверлендом всё ещё витала атмосфера праздника. В Лагере Потерянные мальчишки веселились возле костра, даже и не подозревая о том каким образом их командир и его заместитель отпраздновали начало нового года.

Говорят: как встретишь Новый Год – так его и проведёшь.

Интересно, - правда ли это…?


@темы: другой пейринг, Эксперимент, Слэш, Питер Пен, Однажды в сказке/Once Upon a Time, Кинк, PWP, OOC, NC-17, BDSM, кроссовер, фанфик