03:40 

УТРЕННИЙ ФАРРЕЛЛ
я мрачный ирландский алкаш
Название: Пустые тетради профессора Джонса
Автор: УТРЕННИЙ КРЮК
Фэндом: Однажды в сказке
Персонажи: Питер Пэн/Феликс, Капитан Крюк (Киллиан Джонс)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Мистика, Даркфик, AU
Размер: Мини
Описание: Питер, хоть и является обычным учеником, имеет на Джонса сильное воздействие.
Примечания автора: университет!АУ



Отпирая аудиторию и заходя в неё первым, Джонс запускает после себя свою паранойю и гнетущее чувство опасности. Они, переглядываясь и шурша одеждой, садятся невидимыми напоминаниями о неудачах за первую парту, скрипят стульями по старому паркету и свистяще выдыхают. Джонс трёт уставшие глаза, хлопает в ладоши, отгоняя гнетущую тишину, будит где-то в глубине себя нормального человека и садится за преподавательский стол. Гулко стукает об пол портфель, стучит, перекатываясь по столу, карандаш, а стрелки в настенных часах старательно отсчитывают секунды до начала первой лекции.

Следующие полчаса Джонс сидит, вслушиваясь в пространство и звуки, которые водят вокруг него хоровод из обманных и несуществующих поскрипываний и напевов. С первым учеником они хором прощаются и отступают за последние парты, чтобы потом продолжить развлекаться уже с нерадивыми лентяями. Джонс поправляет свою решимость и веру в самого себя у горла, затягивает галстук потуже и ищет глазами скандальную парочку. В аудитории слишком тихо. Мерно перекатываются в чужих головах сонные утренние мысли, тетради шелестят листами, тихо поскрипывает от нетерпения доска. Джонс уже собирается облегчённо выдохнуть, когда дверь в аудиторию открывается и в неё входит вначале мат Питера, а вслед за ним и сам Питер. Каркающий смех Феликса простужено летит сразу следом, и, когда парта у окна на втором ряду вновь обретает своих неизменных хозяев, лекция начинается. Джонс здоровается с учениками и пишет на доске тему, про себя пытаясь вспомнить, как звучат буквы. Питер рассказывает что-то Феликсу по секрету, шепча прямо на ухо, и его жаркое дыхание замирает у Джонса под кадыком. Феликс согласно кивает и заходится в кашле, так похожем на глумливый смех. Джонс даже не пытается обернуться к ним. Кожа на его лице расходится обжигающим невидимым шрамом на том месте, где свою рану гордо носит Феликс, но и к этому Джонс уже давно привык. Когда-то давно, кажется, уже в прошлой жизни, ему предлагали не брать этот поток. Он сказал, что справится. Теперь в том, что творилось здесь, кроме себя самого винить было некого.

Пока слова сами вырываются из его рта, а остальные ученики записывают материал, Питер взглядом перерезает Джонсу горло. Туда-обратно, сверху вниз, медленно и очень глубоко. Так, чтобы достать до самого позвоночника. Тень Феликса, беспокойно мечущаяся под партой, довольно шипит каждый раз, когда Джонс рвано вдыхает или сглатывает слюну на середине слова. Питер гладит пальцами поверхность парты, а у Джонса в горле клокочет кровь вперемешку с мясом. Сглотнуть все это у него не получается до самого конца пары, и он неловко обрывает тему где-то на середине, предоставив дальше изучать материал самостоятельно. И все, конечно, слушаются, кроме учеников за второй партой у окна.

Феликс методично вырывает из учебника страницы и мнёт их с трескающимся, жалостным звуком. Бумага плачет у него в руках, но Феликс не спускает взгляда с Джонса, сминая все новую страницу, и это действительно страшно. Питер же вовсе ничего не делает, но даже его вдохи пугают Джонса. Раньше он никогда так не боялся простых людей. Он проверял — Питер не был ни богатеньким сынком, не состоял в мафии и не был связан с криминалом. Он просто смотрел на Джонса вязкой болотной тиной вместо зрачков и звал внутрь себя, просил утонуть и не пробовать выплыть. Пространство вокруг Питера вибрировало от энергии, гудело, как улей, который от него медленно перемещался в голову к Джонсу. Тайны Питера душили Джонса по ночам, истекая из пустых тетрадей, в которых Питер никогда ничего не писал.

Сам Джонс давно считал Питера заядлым сатанистом и просто терпел все это, не пытаясь понять причины, почему эта парочка выбрала именно его. Почему только на его парах они ведут себя идеально тихо и прилежно, проверяя на прочность только его нервную систему. Почему с самого первого дня обучения Питер не сказал Джонсу ни слова, хотя обычно его было просто не заткнуть.

Эти двое просто приходили и сидели, сводя его с ума своими взглядами, двигая пространство, чиркая на парте непонятные символы, от прикосновения к которым у Джонса кололо пальцы. До вчерашнего вечера Джонс вообще считал их бесчувственными киборгами, и, господи, лучше бы так и оставалось. Теперь же он вообще не знает, куда себя деть, и постоянно думает о холодной металлической ручке у себя в столе. Ей он может написать заявление об увольнении. Ей же — подписаться в чековой книжке, после чего продать дом и уехать отсюда так далеко, как получится. То, как Питер кусает губу и поднимает бровь, подсказывает Джонсу, что он тоже догадывается о его планах.

Все же, он не должен был тогда смотреть.

Вчера вечером Джонс по неосторожности задержался в институте до позднего вечера. Холод уютно обнимал его за плечи, успокаивая мысли, остужая тело, и Джонс блаженно пропускал сквозь себя звуки вечерней улицы, совсем позабыв о том, что институт — не самое спокойное место. И как только он вышел из кабинета, укутанный в тишину, Питер напомнил ему об этом. Тихими вдохами из-за угла, поскрипыванием ботинок и звоном цепей, он вынудил Джонса заглянуть за угол и замереть на стыке стен, приникнув к ним. Глаза Питера маслянисто отражали свет, и Джонс сразу же попал в эту ловушку, даже не пытаясь вырваться. Видел его тогда только Питер. Феликс, слава богу, стоял на коленях к Джонсу спиной был слишком занят для того, чтобы отвлекаться на подобную ерунду. А вот Питер словно ждал, пока Джонс застукает их. Он взъерошил тяжелые кудри Феликса, вытряхивая из них шорох, и, скрипнув по полу кедами, вытянул шею, двигая бёдрами сильнее. Довольно засипел, громко сглатывая, Феликс. Возбужденно заныла металлическая стенка ящиков, на которую опирался Питер. Мимо Джонса пронеслась волна удушающе жаркого воздуха, выжгла ему лёгкие и осела в груди хриплым дыханием. Когда Питер прикрыл глаза, разрешая ему идти, Джонс побежал домой так быстро, как только мог.

И теперь Джонс совершенно не знает, что делать. Тайна, в которую его посвятили, теперь окольцовывает руки посильнее наручников, завязывает язык в узел и сбивает с толку. В любой другой ситуации и с другими людьми Джонс сам бы стал шантажировать нерадивых учеников. Сейчас же звонок, оповещающий об окончании пары, звучит как пушечный выстрел, и Джонс чувствует длинные пальцы Феликса на своих плечах. Шум падает на класс откуда-то сверху, растекаясь между партами, и минует он только вторую у окна. За ней уже нет ни Питера, ни Феликса. Джонс замечает это слишком поздно, и когда пустота позади него заполняется тихим тиканьем и шелестом перьев, ему уже не убежать.

@темы: AU, PG-13, Даркфик, Капитан Крюк, Мистика, Однажды в сказке/Once Upon a Time, Питер Пен, Слэш, Учебные заведения, другой пейринг, фанфик

   

Мир Питера Пена

главная